Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

promo varnac august 31, 2019 11:44 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Михайловский завод. У нас происходят почти ежедневныя буйства вроде стеклобитий, мордобитий и т. п. Особенно замечательна в этом отношении ночь на 28 Сентября. В эту ночь были выбиты стекла в домах, занимаемых квартирами заводскаго управителя Гуляева, мироваго судьи, земскаго…

Украинская секта преследует своих противников в России

При это силовые структуры Российской Федерации не проявляют интереса к экстремистской активности сектантов.

Только за последний месяц в СМИ вышло три репортажа о преследовании психолога Александра Невеева адептами Олега Мальцева и организации «Академия славянских прикладных наук» — 

«Последователи украинского псевдоученого мстят разоблачителям за критику своего кумира»

 «Сектоведа Невеева атакуют участники психокульта Олега Мальцева»

 «Травят в сетях, сожгли машину: секта мстит психологу за разоблачения».

Активизации деятельности правоохранительных органов это не вызвало,  зато оживились сектанты.

То есть вот так свободно в Россию въезжают представители организации, использующие в своей деятельности экстремистские методы. И въезжают не абы откуда, а с территории государства, где ненависть к России стала основой государственности.

Отсутствие реакции на сообщения о преступлениях украинской секты со стороны российских силовых структур,  понять очень сложно, поскольку в данной ситуации речь идёт об очевидной неспособности российских силовиков защитить граждан своей страны. 

Последователи украинского псевдоученого мстят разоблачителям за критику своего кумира

Александр Невеев много лет борется с сектантами, и теперь сектанты начали бороться с ним. Неизвестные сожгли его автомобиль, расписали стены подъезда бранными словами, залили входную дверь краской.


Известный сектовед Александр Невеев уверяет: его преследуют адепты деструктивной организации. Они подожгли его автомобиль, исписали подъезд оскорблениями и грозятся устроить пожар в квартире. Сектовед подозревает в травле последователей украинского псевдоученого Олега Мальцева — основателя «Академии прикладных наук».

Невеев уже пять раз обращался в полицию. Его обидчики не скрывают, что связаны с «Академией прикладных наук» и ее основателем — Олегом Мальцевым. Прикрываясь многочисленными регалиями, Мальцев проводит платные семинары и объясняет подопечным «основы мироздания».

Олег Мальцев величает себя ученым украинской академии наук, руководителем НИИ памяти, адвокатом, международным журналистом, тамплиером и мастером бесконтактного боя. Тем, кто отрекся от кумира или критикует его, уготована непростая участь. Чешский блогер Дмитрий Черносвитов занимается разоблачением фейковых ученых, и после очередной серии, посвященной «Академии прикладных наук», его родителям прислали похоронный венок. А сам Дмитрий порядком устал от гостей.

Дмитрий Черносвитов, блогер: «Представлялись мной, вызывали полицию, пожарных, что я кого-то убил. Ко мне приезжал спецназ и похоронная служба — забрать мое тело».

По заявлению Александра Невеева, в полиции начали очередную проверку.

Источник

Дело Сулейманова: какие лженауки преподают в КФУ

Несколько недель назад стало известно, что в Татарстане местный Следственный комитет обвиняет эксперта-исламоведа Раиса Сулейманова по статье 282 УК РФ “Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства”. Это обвинение основано на двух экспертизах. Одну из них провела некая психолог Ольга Нургатина из Казанского федерального университета (КФУ). Сам исламовед считает дело против себя сфабрикованным политическим заказом.

Collapse )

Псевдонаучная деятельность, которая реализуется в Казанском федеральном университете за бюджетные средства, вызвала у меня ряд вопросов. В связи с чем, для получения на них квалифицированного ответа, я направил обращение в Министерство образования и науки Российской Федерации:

В СМИ появилась информация http://www.apn.ru/publications/article34708.htm о том, что в Казанском Федеральном университете преподают псевдонаучные дисциплины, такие как фен-шуй, сказкотерапию, астрологию, хиромантию, а также расстановки по Хеллингеру, последователь которых недавно убил собственную мать в Казани http://www.business-gazeta.ru/article/147944/ .

В связи с вышеизложенным прошу проверить:
- является ли сказкотерапия, фен-шуй, расстановки по Хеллингеру, хиромантия, астрология научными дисциплинами;
- обоснованность выделения бюджетного финансирования на вышеуказанные дисциплины;
- личную корыстную заинтересованность чиновников Министерства образования и науки республики Татарстан, руководителей Казанского федерального университета в реализации и популяризации проектов, связанных с фен-шуй, расстановками по Хеллингеру, астрологией, хиромантией.

Напоминаю, что в соответствии с п. 6 ст. 8 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ (ред. от 03.11.2015) "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", «запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется».

Заявление Правозащитного центра Всемирного русского народного собора в поддержку Раиса Сулейманова

Правозащитный центр Всемирного русского народного собора с недоумением узнал о возбуждении уголовного дела по статье 282 УК РФ в отношении известного эксперта-исламоведа Раиса Сулейманова. Как следует из постановления Следственного управления (СУ) Следственного комитета России по Татарстану, Раис Сулейманов с 2011 года публиковал в социальных сетях и других Интернет-ресурсах материалы, которые свидетельствуют о «якобы наличии в Республике Татарстан бандподполья радикальных исламистов, активных групп национал-сепаратистов и поддержке их большим числом сторонников из числа мусульман и татар, а также со стороны духовенства и представителей власти республики». Согласно заключениям экспертов, на которых ссылаются следователи, материалы Раиса Сулейманова могут «спровоцировать возбуждение ненависти и вражды между представителями различных взглядов, воззрений, интересов», а также «рост социальной напряженности в обществе».

Раис Сулейманов, действительно, нередко выступал с жесткой критикой властей Татарстана. В частности, недавним поводом к такой критике стало неисполнение в регионе федерального законодательства (ФЗ «Об общих принципах организации законодательных / представительных / и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ») в части наименования глав регионов, а также сохранение особых отношений с Анкарой после инцидента со сбитым российским бомбардировщиком. С такого рода критикой можно не соглашаться, однако на нее следует отвечать контраргументами, а не уголовным преследованием.

Отметим также, что политику Татарстана в национальной и религиозной сфере жестко критиковали Святейшие Патриархи Алексий и Кирилл, известные ученые и общественные деятели. Так что Раис Сулейманов далеко не первый и, думается, не последний из тех, кто говорит о системных недостатках этнорелигиозной политики в регионе.

Мы призываем правоохранителей Республики Татарстан проявить приверженность соблюдению закона и интересам России. Преследование Раиса Сулейманова необходимо прекратить и принести ему извинения. В противном случае будут не только нарушены его права, но и экстремисты Татарстана получат мощный воодушевляющий стимул и активизируют свою деятельность, сочтя произошедшее своей победой вследствие успешного шантажа властей. Ваххабитские сайты уже ликуют и хвалят гонителей Сулейманова, которым стоило бы задуматься над ценой такой похвалы.

Мы призываем другие правозащитные организации России обратить внимание на этот эпизод и призываем внимательно отнестись к обстоятельствам дела Главу Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкина, Министра внутренних дел РФ В.А. Колокольцева, Уполномоченного по правам человека РФ Э.А. Панфилову и других ответственных лиц.


Правозащитный центр Всемирного русского народного собора

Данное обращение открыто для подписания. Чтобы добавить свою подпись, необходимо выслать на почту 6349151 @ gmail.com полное ФИО, статус и контактные данные.
Адамов Григорий Евгеньевич, химик, к.т.н.

Алексеев Всеволод Владимирович, член Молодежной Общественной палаты России, член Совета РО ПП "Справедливая Россия" по г. Москва.

Амелина Яна Александровна, секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба.
Арешев Андрей Григорьевич, эксперт Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН.

Афанасьев Виктор Петрович, доцент, председатель комитета по культуре и языковой политике Региональной общественной организации «Собор русских Башкортостана».

АшаринАбдуль-Куддусс (Николай Иванович), муфтий, председатель Централизованной организации Духовное управления мусульман Свердловской области, Центральный муфтият.

Баранов Александр Анатольевич, предприниматель, инженер, общественный деятель, член Союза Русского Народа, г.Киев (Украина).

Безпалько Богдан Анатольевич, заместитель руководителя Центра украинистики и белорусистики МГУ имени Ломоносова, член Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ.

Беляев Владимир Александрович, Сопредседатель Многонационального движения РТ «Согласие», профессор.

Белоусов Ярослав Геннадьевич, публицист.

Бесолов Владимир Бутусович, член-корреспондент Международной Академии архитектуры, почетный архитектор России, г. Владикавказ.

Бобрикова Елена Викторовна, старший научный сотрудник, канд.геол.-минер.наук ЦНИИгеолнеруд, движение "Помогаем Новороссии", г. Казань.

Бутримов Михаил Константинович, муниципальный депутат района "Вешняки" (Москва), член Молодёжной Общественной палаты РФ, заместитель руководителя молодёжного крыла Всероссийской политической партии «РОДИНА» - «ТИГРы Родины».

Вайц Алексей Евгеньевич, председатель Комиссии по миграционной политике, межнациональным и межконфессиональным отношениям Общественной палаты Московской области.

Валиев Альфред Ракибович, первый секретарь татарстанского отделения Всероссийской политической парии "Коммунисты России", г. Казань.

Ветикян Геворг Галустович, к.и.н., востоковед, преподаватель Европейского университета, г. Санкт-Петербург.

Вилков Максим Александрович, историк.

Гарипов Наиль Хазрат, председатель Центра исламской культуры "Иман", г. Казань.

Гончар Алексей Григорьевич, полковник в отставке, доктор технических наук, начальник центра - главный конструктор направления АО "ЭКА", профессор кафедры эксплуатации РКС Московского авиационного института, действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса, награжден орденом "За военные заслуги".

Григорьева Алина Александровна, журналист, г.Казань.

Гришин Алексей Алексеевич, исламовед, президент Информационно-аналитического центра "Религия и общество",член Общественной палаты России.

Гудочкина Инесса Васильевна основатель интернет-сообщества родителей школьников «Русский язык в Татарстане», г.Казань.

Дюков Александр Решидеович, директор фонда "Историческая память", член комиссии по мониторингу и разрешению конфликтных ситуаций в сфере межнациональных отношений Совета при Президенте Российской Федерации по межнациональным отношениям.

Евграфов Александр Алексеевич, журналист.

Евстратов Антон Геннадьевич, редактор информационно-аналитического центра «CaspianBridge»

Епифанцев Андрей Александрович, руководитель аналитического агентства «AlteetCerte»

Забелин Сергей Владимирович, сотрудник благотворительного фонда.

Зотов Владимир Валерьевич, обозреватель информационного агентства EurAsiaDaily.

Ивин Сергей Юрьевич, ведущий инженер ИЭФ УрО РАН, г.Екатеринбург.

Ионов Константин Юрьевич, историк, публицист.

Киреев Владимир Константинович к.ф.н. политолог, социальный философ.

Князев Александр Алексеевич, доктор исторических наук, профессор, историк- востоковед.

Кожевников Лев Афанасьевич, член Союза писателей СССР и России, член Союза писателей Республики Татарстан, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан.

Костин Александр Николаевич, заместитель генерального директора Института национальной стратегии.

Кочетков Алексей Владимирович, президент  Фонда развития институтов гражданского общества "Народная дипломатия".

Крамник Илья Александрович, обозреватель интернет-издания «Лента.ру».

Крылов Александр Борисович, доктор исторических наук, президент Научного сообщества кавказоведов.

Лучкина Галина Николаевна, член Комитета по образованию Собора русских Республики Башкортостан, г.Уфа.

Мазепин Евгений Владимирович, руководитель Воронежского регионального отделения, член Центрального Совета общероссийского движения "Народный Собор.

Мальцев Владислав Владимирович, обозреватель «Независимой газеты»

Межуев Борис Вадимович, доцент МГУ им. М. В. Ломоносова

Николаева Ирина Леонидовна, психолог-консультант, г.Казань.

Новикова НелляРафиковна, психолог-эксперт, г.Санкт-Петербург.

Носов Эдвард Юрьевич, администратор интернет-сообщества родителей школьников "Русский язык в Татарстане", г.Казань.

Нургалеева Светлана Анваровна, публицист.

Орленко Олеся Евгеньевна, руководитель международных программ  фонда «Историческая память».

Подъяпольский Сергей Александрович, кандидат философских наук, директор юридического агентства «Антикризисный центр».

Постнов Глеб Александрович,собственный корреспондент «Независимой газеты» в Татарстане.

Постовой Евгений Викторович, рабочий, г. Барнаул,

Приймак Артур Александрович, руководитель Северо-Кавказской редакции информагентства «EurAsiaDaily».

Рева Максим Валентинович, член правления международной правозащитного движения "Мир без Нацизма", обозреватель ИА "Регнум".

Ремизов Михаил Витальевич, Президент Института национальной стратегии

Святенков Павел Станиславович, политолог.

Скоробогатова Ангелина Викторовна, православная христианка,г.Ульяновск.

Силаев Николай Юрьевич, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России.

Силантьев Роман Анатольевич, директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора.

Симоненко Людмила Александровна, врач-стоматолог, г. Санкт-Петербург.

Сиражудинова Саида Валерьевна, политолог.

Смагин Станислав Анатольевич, политолог, публицист.

Старчак Максим Владимирович, научный сотрудник ПИР Центра.

Степанов Анатолий Дмитриевич, главный редактор портала "Русская народная линия", председатель общественной организации "Русское Собрание", г. Санкт-Петербург.

Степанов Борис Викторович, издатель.

Тебин Прохор Юрьевич, политолог, военный эксперт.

Топоров Алексей Александрович, журналист, сотрудник пресс-службы Главы Луганской Народной Республики.

Трухачев Вадим Вадимович, эксперт Российского совета по международным делам, преподаватель РГГУ.

Усманов ЛенурАбдулхамитович, политолог, крымско-татарский общественный деятель, г. Севастополь.

Фатуллаев Милрад Азизович, журналист, политолог, генеральный директор РИА «Дербент».

Федоров Георгий Владимирович, заместитель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике и качеству жизни граждан.

Ханбеков Наиль Салимович, инструктор боевых искусств, основатель и руководитель клуба «Тендокан».

Хизриева Галина Амировна, главный редактор интернет-издания «Ислам.Ру»

Черняев Алексей Вячеславович, политолог.

Чкоидзе Арчил Сергеевич, грузинский политолог и общественный деятель, президент Общества имени Ираклия Второго (Грузия).

Чудинов Сергей Иванович, кандидат философских наук, доцент, религиовед, г.Новосибирск.

Чудинова Елена Петровна, писатель.

Шабаева Татьяна Николаевна, журналист, переводчик.

Шандра Антон Владимирович, доцент кафедры истории и обществознания Арзамасского филиала ННГУ им Н.И. Лобачевского, член президиума Ассоциации ученых г.Арзамаса.

Шаров Михаил Юрьевич, представитель "Союза Добровольцев Донбасса" в республике Татарстан.

Шибутов Марат, представитель  Ассоциации приграничного сотрудничества (Казахстан).

Шиптенко Сергей Алексеевич, заместитель председателя Совета общественной организации «Новая экономика» (Белоруссия).

Щеглов Михаил Юрьевич, Председатель Общества русской культуры Республики Татарстан, доцент КАИ.

Энгельгардт Георгий Николаевич, научный сотрудник Института славяноведения РАН.

10 февраля 2016 года

Источник

Во сколько обошлась кампания очернения Раиса Сулейманова?

Вот уже вторую неделю в различных федеральных изданиях выходят однотипные по содержанию статьи, в которых их заказчики (а то, что это заказ, очевидно именно потому, что столь стремительно они вышли в разных изданиях и все написаны по одному трафарету) стараются очернить меня. «Труд», «Новые Известия», «Полит.ру» и множество других федеральных изданий (я молчу про региональные татарстанские: они и за так стараются, просто по команде «фас») публикуют практически одинаковые материалы, персонально направленные против меня, цель которых одна – показать, что Раис Сулейманов никакой не специалист в этнорелигиозной сфере, дилетант, и то, что его преследуют в Татарстане за его научно-исследовательскую деятельность – это норма, мол, правильно делают. Отвечать на каждую из таких публикаций невозможно, поэтому я решил ответить на самую первую, появившуюся в «Комсомольской правде». Потом именно со ссылкой на нее множество других изданий принялись как по команде перепечатывать очерняющий текст. Хочу сказать, что я написал и главному редактору «Комсомольской правды», и редактору отдела «Общество», в котором была помещена очерняющая меня статья свой ответ на эту статью, поскольку у меня есть по федеральному закону «О средствах массовой информации» право на ответ. Однако он так и не опубликован, хотя это нарушение закона, редакторы даже не ответили мне на мое письмо, поэтому я вынужден опубликовать в других изданиях свой ответ.

Когда я ознакомился с содержанием этой статьи «Раис Сулейманов – эксперт-страдалец?» () (первоначально был указан автор статьи - Олег Потапов, однако потом авторство удалили по непонятной для меня причине), опубликованной 19 января 2016 года в «Комсомольской правде», в которой меня сознательно дискредитируют, очерняют и стараются принизить, описывая в уничижительных тонах мою биографию и мою научно-исследовательскую работу, я был весьма удивлен тем, то это опубликовала именно «Комсомольская правда». Дело в том, что на протяжении последних пяти лет именно это издание публиковало со мной интервью, брало комментарии, проводило даже пресс-конференции и радиоэфиры по проблематике этнорелигиозной ситуации в Поволжье, меня приглашали как эксперта по этой теме, и газету все это прекрасно устраивало. Более того, «Комсомольская правда» объективно описала ситуацию, когда меня арестовали 30 декабря 2015 года по надуманному предлогу за то, что я перепубликовал на свою страницу в социальной сети «В контакте» ссылки со своим интервью французскому изданию «Le Courrier de Russie» про исламизм в России и уфимскому русскоязычному изданию «Отечество» про россиян в рядах ИГИЛ, где на сайтах были помещены в качестве иллюстраций к тексту редакциями этих изданий фотографии боевиков ИГИЛ и членов «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» с флагами этих организаций. При перепубликации этих статей на своей странице в социальной сети «В контакте» были скопированы автоматически и фотоизображения. Это в ЦПЭ МВД Татарстана приняли за демонстрирование символики экстремистских организаций. Мои попытки объяснить это тем, что это явно не преследовало популяризации этих организаций, а наоборот, делалось только с их критикой и разоблачением, следователями не принимались в расчёт. Тогда меня за это приговорили к 7-му суткам ареста, и только в результате общественного возмущения, когда в мою поддержку написало много людей и СМИ, показывая всю абсурдность и надуманность таких преследований, имеющих характер явно политического заказа (делалось это с целью устрашить меня, и указание из Казанского Кремля поступило местным силовикам после публикаций о турецком влиянии в Татарстане и причастности к этому местной элиты, что на фоне российско-турецкого конфликта выглядело весьма неприглядно). Так вот именно «Комсомольская правда» написала о моих преследованиях, вышли публикации, в которых показывала всю абсурдность гонений на меня (статьи «Отдел «Э» допрашивает борца с экстремизмом» и «Эксперта, обличающего исламских экстремистов, самого наказывают за «пропаганду ИГИЛ»). А теперь выходит вот такая статья Олега Потапова как бы с разоблачением меня. Более того, ее наспех перепечатывают многочисленные интернет-издания, причем удивляло то, что все это выходило с такой стремительностью, что дает все основания мне считать это политическим заказом и началом кампании по моему очернению, дискредитации и демонизации. Видимо, расчет тех, кто вначале с помощью силовиков попытался устрашить меня арестом не сработал (уж слишком было сильным общественное возмущение), решили избрать другой вариант – максимально опорочить мое имя, низвести меня до уровня некого провокатора и сплетника, для чего и избрали такой путь – публикацию в серьезном издании как «Комсомольская правда» подобной статьи. Не исключаю, что вслед за кампанией очернения может последовать и уголовное преследование: во-первых, об этом публично заявил глава МВД Татарстана Артем Хохорин в одном из интервью, обещая завести на меня уголовное дело за экстремизм (причем что делать в такой ситуации, непонятно: это впервые так произошло в Татарстане, чтобы заранее анонсировали твою будущую участь), а, во-вторых, существует такая практика, когда готовят почву для будущего уголовного преследования, для чего надо опубликовать в СМИ порочащий объекта будущих преследований материал, чтобы, так сказать, подготовить общественное мнение к предстоящему наказанию. Таково мое мнение по поводу происходящего. Я бы хотел ошибаться, но это покажет только время. Может действительно в Казанском Кремле его стратеги решат, что достаточно административного преследования и очернительства в прессе в отношении ученого, уже много лет изучающего проблему этнорелигиозного экстремизма и зарубежного влияния на Татарстан. Однако просто назвать это политическим заказом будет недостаточно, необходимо ответить на все эти обвинения «разоблачения», вышедшие в «Комсомольской правде». Поскольку статья написана по пунктам как «опровержение мифов», которые якобы существуют вокруг моей персоны, я точно также по пунктам буду на них отвечать.

«Миф №1. Эксперт» - в этой части статьи говорится о том, что «Сулейманов не эксперт и никогда им не был. Никто в научных кругах никогда не признавал недоучившегося аспиранта специалистом, что очень сильно било по самолюбию Сулейманова». Человек, который это писал, или те, кто ему дал такие установки, видимо, редко читают книги российских исламоведов. Приведу лишь несколько примеров только ученых, которые цитируют в своих трудах меня, ссылаются на меня, и не видят в этом ничего плохого. Профессор Южного федерального университета, исламовед Игорь Добаев: «Как подчеркивает татарский исламовед Р. Сулейманов, «новейшая история исламского терроризма в Татарстане началась с первых терактов на газопроводах в сельских районах» (Добаев И.П., Добаев А.И., Гаджибеков Р.Г. Радикализация ислама в Российской Федерации. – Ростов-на-Дону, 2013. – с.244) и в главе «Радикальный исламизм и основные направления усиления противодействия ему в современной России» в этой своей фундаментальной книге он на меня ссылается весьма часто. Игорь Прокопьевич Добаев – общепризнанный исследователь, и вряд ли он стал бы ссылаться и цитировать, причем для описания ситуации в Татарстане в серьезной научной монографии про радикализации российского ислама на не специалиста. Мои коллеги из Башкортостана – исламоведы профессор Айслу Юнусова и Денис Вояковский также в своих трудах цитируют меня: «Раис Сулейманов считает, что салафизм в Татарстане уже имеет милитаристский характер» (Вояковский Д.С., Юнусова А.Б. Интервенция радикальных идеологий в российское исламское пространство. – Уфа, 2011. – с.70). Более того, они не считают зазорным даже отметить, что организованный мною 2 декабря 2010 года научный семинар «Салафизм в Татарстане: распространение, конфликтный потенциал, меры противодействия» в Казани являлся на тот момент (их книга вышла в 2011 году) «пока едва ли не единственным публичном обсуждением проблемы распространения салафизма, где прозвучало предостережение об объединении идеологических ресурсов националистов и фундаменталистов» (речь идет о ситуации в Татарстане).  Не посчитал зазорным процитировать меня как эксперта исламовед из Екатеринбурга, заведующий кафедрой теологии Уральского государственного горного университета Алексей Старостин: «Небольшие сроки, к которым приговаривают религиозных экстремистов, делают ситуацию просто патовой, - отмечает эксперт из Татарстана Раис Сулейманов. – Приходится констатировать, что один фундаменталист обращает в свою идеологию до 7-10 сокамерников, отбывающих наказание по «бытовым» статьям» (Попов Д., Старостин А. Ислам и мусульмане Уральского федерального округа: риски и угрозообразующие факторы (аналитический доклад). – Екатеринбург, 2014. – С.78).

Я привел лишь несколько таких ссылок на работы коллег, чей авторитет никто не ставит под сомнение и которые тоже, как и я, исследуют ислам в современной России. Полагаю, что таких работ ученых (политологов, социологов, религиоведов, этнологов и др.), где ссылаются на меня, можно найти еще много. Я думаю, что если тебя не считают зазорным процитировать, сослаться на твое мнение, оценивают тебя именно как специалиста в своей теме в своих трудах ученые, то нельзя заявлять, как это делается в очерняющей меня статье в «Комсомольской правде», что, дескать, что меня никто не признает как специалиста.

«Миф №2. Исламовед» - в этой части автор статьи в «Комсомольской правде» или тот, кто его надоумил написать ее, рассуждает о том, что «Сулейманов не исламовед и никогда им не был. Исламоведение — это научная дисциплина, предполагающая академическое исследование ислама. В России исламоведение достаточно новая дисциплина, специалистов по ней готовят в Казанском университете. Любопытно, что Сулейманов учился в Казанском университете, но не на этой кафедре и не на эту специальность». Уже сам автор признает, что дисциплина это новая, но почему-то от того, что она новая, то Сулейманов не исламовед.

Специально для автора статьи объясняю: все, я это слово подчеркиваю – все нынешние исламоведы в России никаких кафедр исламоведения не заканчивали. По своему базовому образованию исламоведы, равно как и многие другие религиоведы, были выпускниками исторических, филологических, философских и иных гуманитарных факультетов или отделений. Никто из них никогда не заканчивал ни какой кафедры исламоведения. И я в том числе, потому что в 2001-2006 гг. учился на историческом факультете Казанского государственного университета, и в моем красном дипломе написана моя специальность – «Историк, преподаватель истории». Спросите у других исламоведов, в том числе и преподавателей кафедры исламоведения и востоковедения Казанского федерального университета кто они по базовому образованию? Точно также они скажут, что они историки и филологи. Также отмечу, что я никак, ну просто никак не мог поступить на кафедру исламоведения в Казани, поскольку она была открыта только в 2010 году. Я же поступил в университет в Казани в 2001 году, где проучился 5 лет, и специализировался на кафедре новой и новейшей истории. Автор статьи в «Комсомольской правде», а также тот, кто Вам давал информацию обо мне, Вы хоть эти моменты бы уточнили! Ведь любой человек, кто в теме, сразу видит все Ваши нестыковки и притянутость за уши. Вы указываете, что я специализировался по иудаике и израилеведению, со ссылкой на казанскую интернет-газету «Бизнес Онлайн». И почему-то это ставится мне в упрек. Я не отрицаю, что до 2009 года изучал историю Израиля, бывал в этой стране, собирая материал для исследований, работал в библиотеках Иерусалима. Это действительно так, но потом сменил тематику своих научных исследований. Повлиял на меня один человек – Валиулла Якупов, выдающийся мусульманский богослов и историк. Об этом я скажу ниже, но отмечу, что многим исследователям свойственно менять проблематику своих научных изысканий, расширять ее, менять хронологический период, географические рамки и даже область научных знаний (например, в Татарстане есть академик Рафаэль Хакимов, который является физиком по образованию, но сейчас он историк, и хотя с его взглядами и оценками я не согласен, но он - пример человека, который поменял область своих научных знаний и стал академиком по гуманитарному направлению, хотя по образованию физик). Я же в своих исследованиях с Ближнего Востока перешел на изучение «внутреннего Востока» России: что в этом плохого?

«Миф №3. Ученик Валиуллы Якупова» - здесь автор статьи в «Комсомольской правде», ссылаясь на журналистку Веру Постнову, в прошлом работавшую в «Независимой газете» и знавшую покойного богослова Валиуллу Якупова, что мы с Якуповым не были даже знакомы. Это просто какой-то нонсенс. Я прикрепляю к этой статье фотографии с Валиуллой Якуповым, где мы с ним встречались на публичных мероприятиях, что уже само по себе опровергает заявления Постновой, что мы не были с ним знакомы вовсе.









То, как Валиулла хазрат повлиял на меня (я даже поменял сферу своих научных исследований, как видите), я расскажу поподробнее. Впервые мы с ним встретились и лично пообщались в 2007 году. В Казанском университете проходила тогда научная конференция памяти профессора Савеи Михайловой (известная в Казани историк и культуролог Савея Мухаметдиновна Михайлова (1942-2007), скончавшаяся в 2007 году). Наше знакомство тогда ни к чему не привело, мы участвовали как докладчики в работе одной секции конференции, потом обменивались мнениями в кулуарах. Но спустя два года в 2009 году мы стали плотнее общаться. Я тогда активно интересовался процессами на Ближнем Востоке, изучал арабо-израильский конфликт, в котором религиозный момент все более играет свою заметную роль. Придя как-то в одну из мечетей Казани на намаз, я был удивлен, что там до начала намаза некоторые молодые прихожане садятся группами на полу, и начинают активно обсуждать. Во главе группы сидел с длинной косматой бородой человек, который весьма эмоционально говорил о том, что надо «жить по шариату», что нельзя «служить тагуту» и что надо «помогать братьям, кто на джихаде». Слушавшие его ребята, человек 5-7, внимали этому проповеднику. Кто это за человек, мне было неизвестно, скоро пришел в молельный зал имам и начался намаз. После, встретившись с Валиуллой Якуповым, я поделился таким своим наблюдением. Тогда он мне сказал: «Разве не видите, что Ближний Восток не где-то там далеко, Ближний Восток уже давно у нас в Казани в наших мечетях», имея в виду, что радикализация ислама уже стала очевидной в Татарстане. Мы разговорились, и Валиулла хазрат посетовал, что очень мало светских ученых в Казани, кто берется это явление исследовать, не бояться говорить об этом, писать об этом статьи, выступать с докладами на конференциях. Он вручил мне тогда несколько книг по ваххабизму и нетрадиционным для России течениям ислама, которые были изданы возглавляемым им Центром исламской культуры «Иман». Он сказал, что как религиозный деятель, занимающий к тому же официальный пост в Духовном управлении мусульман Татарстана, порой не всегда может озвучивать проблемы радикализаци исламской уммы в Татарстане, так чтобы на них обратили внимание. А об этом следует говорить, писать и изучать: молчать нельзя.

Тут надо сказать, что в 2007 году Валиулла Якупов пострадал за то, что сказал о том, что признанные российскими судами экстремистскими книги, в том числе и мусульманские, нужно сжигать. Дело в том, что тогда шел процесс запрета книг турецкого религиозного деятеля Саида Нурси, их вносили в федеральный список экстремистской литературы, и соответственно, встал вопрос: что делать, если они у тебя оказались дома? Проблема действительно актуальная: ведь если к тебе придут домой следователи, обнаружат такую книгу, то тебя могут привлечь к уголовной ответственности за ее хранение. А книги Саида Нурси были изданы массовым тиражом и были у многих мусульман в домашних библиотеках. Как быть в такой ситуации? Якупов спросил об этом в прокуратуре, на что там сказал ему, что следует сжигать книги. И когда у Валиуллы Якупова брали интервью, он повторил это, что такие книги следует сжечь. Был жуткий скандал: представляете, первый заместитель муфтия Татарстана Валиулла Якупов предлагает сжигать мусульманскую литературу. Посыпались требования отставки Якупова, но все завершилось его понижением – с первого заместителя он перешел на должность заместителя по связям с государственными и правоохранительными органами. После этой истории (кстати, до сих пор остается открытым вопрос: что делать человеку, если у тебя есть дома книга, которая включена в Федеральный список экстремистских материалов? Выбрасывать? Сжигать?) Якупов был более осторожным в своих публичных выступлениях. Проблема религиозного радикализма среди мусульман Татарстана никуда не делась, ее надо было освещать и говорить, и Валиулла хазрат сетовал, что светской вузовской и научной интеллигенции за редким исключением эта тема мало интересна. Мне он сказал тогда, что, мол, я занимаюсь, Израилем, Палестиной, ХАМАСом, Ближнем Востоком, так этот «Ближний Восток» с его исламскими радикалами уже давно здесь в Татарстане развивается, и лучше изучать то, что здесь дома в Поволжье происходит, а не то, что находится далеко. В его словах была тревога за Россию. Его озабоченность, переживание и не безразличие за свою страну и отечественную мусульманскую умму были искренними. На меня это произвело большое впечатление.

Сблизившись с Валиуллой хазратом, я стал более детальнее изучать этнорелигиозную ситуацию в Татарстане, много читал, и постепенно забросил изучение Ближнего Востока, перейдя на исследование того, что происходит дома – в Поволжье. С Валиуллой хазратом мы стали общаться намного чаще, он делился информацией, фактурой, объяснял многие моменты, которые были непонятными человеку со стороны. Под влиянием Валиуллы Якупова я поменял тему своих исследований с Ближнего Востока на Поволжье. Сам я также много читал и книги, и статьи в журналах, и СМИ, стали лично беседовать с религиозными деятелями. Начал регулярно выступать на научных мероприятиях, сам их организовывал по проблематике этнорелигиозного экстремизма, проникновению радикальных течений нетрадиционного для России ислама в Поволжье, изучал зарубежное влияние на мусульман России, положение православия и исповедующих православие в регионе народов и т.д. Стали выходить мои статьи, в том числе и в научных журналах, в сборниках конференций, в которых я участвовал, публиковался я и в СМИ, потому что проблема религиозного радикализма реально есть, и тому подтверждение теракты и террористические группы, которые действуют с 1999 года на территории не только Татарстана, но и всего Поволжья. Руки пока не доходят до написания диссертации, хотя уже материала более чем достаточно.

Ссылка на журналистку Веру Постнову, которая заявляет автору статьи в «Комсомольской правде» о том, что якобы Валиулла Якупов никогда ей не рассказывал обо мне, меня удивляет. Вера Постнова в конце 1990-х – 2000-е годы много и часто на страницах «Независимой газеты» писала о процессах, которые происходили в исламской среде региона, но в конце 2000-х годов она вышла на пенсию, и с того времени ее публикаций в прессе о мусульманской умме Татарстана я не встречал, насколько поддерживали она после ухода на заслуженный отдых отношения с Валиуллой хазратом мне неизвестно, поскольку с 2009 года, когда мы с ним стали плотно взаимодействовать, он тоже о ней ничего не говорил и никогда о ней разговора не заводил. Можно ли из этого сделать вывод, что он не был близко знаком с Постновой? Конечно же, нет. Но ведь именно так пытается «Комсомольская правда» представить отношения между мной и Валиуллой Якуповым: дескать, Постновой он не рассказывал о Сулейманове. Так до 2009 года у нас и не было с ним таких плотных контактов. И потом мне совершенно непонятно: разве Валиулла Якупов докладывал Вере Постновой с кем он дружил, общался, взаимодействовал? Вот так брал и перечислял ей всех своих знакомых? Вы так это себе представляете? Вообщем, этот развенчаемый миф о том, что Сулейманов к Якупову не имеет отношения, такой же нелепый, как и остальные инсинуации автора статьи в «Комсомольской правде». Вы хотя бы вдову Валиуллы хазрата спросите обо мне: она уж побольше, чем Вера Постнова общалась со своим мужем Валиуллой Якуповым и лучше знает всю эту ситуацию.

«Миф №4. Оппозиционер» - в этой части своей статьи в «Комсомольской правде» ее автор или тот, кто ему подавал эту информацию в том виде, в каком он ее опубликовал (самого Олега Потапова, который вначале был указан как автор, а потом его имя было по непонятным причинам удалено, и статья теперь выглядит без авторства, я не знаю; ему как журналисту хотя бы стоило познакомиться со мной, если он берется писать обо мне), пересказывают мою трудовую биографию, пытаясь подчеркнуть некий заказной характер моей работы, проплаченной из Москвы. Простите: если Вы занимаетесь научно- исследовательской деятельностью, делаете вывод на основе анализа ситуации в этнорелигиозной сфере о распространении радикальных течениях ислама в регионе, сильном турецком лобби в элите Татарстана, показываете причины и истоки появления террористических групп в регионе, изучаете зарубежное влияние с Ближнего Востока на мусульман Поволжья, то Вы сразу превращаетесь как бы в «наемного исследователя»? Простите, а если бы я это не изучал, а исследовал бы бабочек или ежиков в Татарстане, то Вы бы утверждали, что Сулейманов – нормальный и бескорыстный ученый? Я не могу понять логику рассуждений в этой публикации, кроме как желания опорочить и очернить меня. Причем делается это настолько нелепо, предвзято и натянуто, что очевидно любому. Обвиняя меня в некой «проплаченности» моей деятельности из Москвы, которая якобы мне дает такую установку на мою научную работы, потому что в моих публикациях звучат критические отзывы в адрес местных властей, я хочу поинтересоваться у Олега Потапова и тех, кто его надоумил это опубликовать, в курсе ли такого термина как «ваххабитский холдинг»? Его ввел в научный оборот не я, а Валиулла Якупов, и под «ваххабитским холдингом» он подразумевал сращивание ваххабитского духовенства, бюрократии и бизнеса на местах, когда ваххабитам покровительствовали определенные чиновники. Чтобы понять, что это такое я задам несколько вопросов: кто сделал Гусмана Исхакова муфтием Татарстана в 1998 году, и за 13 лет его нахождения на этом посту позиции ваххабитов укрепились в регионе, а ситуация перешла к появлению террористических групп в регионе? Разве не светские власти Татарстана способствовали приходу на пост муфтия Татарстана Гусмана Исхакова? И столько лет его на этом посту держали, пока не отправили в отставку, когда всем стало понятно, что ваххабизм укрепляется в мусульманской умме республики, потому что «рыба гниет с головы». Или вот в 2005 году на пост имама главной татарстанской мечети «Кул Шариф» ставят выпускника саудовского университета Рамиля Юнусова. Неужели это происходило без поддержки региональных властей Татарстана? Причем на ваххабизм Юнусова указывал тот же покойный Якупов и даже татарские националисты говорили об этом открыто (в частности, член исполкома Всемирного конгресса татар, этнолог Дамир Исхаков много писал на эту тему). И если Юнусов был белым и пушистым, то отчего его так стремительно сняли с поста имама мечети «Кул Шариф» сразу после теракта 19 июля 2012 года в отношении тогдашнего муфтия Ильдуса Файзова и убийства Валиуллы Якупова? «Ваххабитский холдинг» - это характеристика тех процессов, которые встречаются в Татарстане: покровительство ваххабитам со стороны чиновников и бизнеса. Об этом писал Валиулла хазрат. И на мой взгляд, он весьма метко это подметил.

Подводя итог этой истории с публикацией статьи «Раис Сулейманов – эксперт-страдалец?» в «Комсомольской правде», редакция которой до этого регулярно обращалась ко мне как к специалисту по этнорелигиозным процессам в Поволжье за интервью, комментариями, проводило со мной пресс-конференции и радиоэфиры, а потом резко публикует уничижительную статью обо мне, у меня только одно объяснение – заказ. Да, не секрет, что я критично отношусь к определенным действиям властей Татарстана в их политике в национально-религиозной сфере, что, естественно, вызывает у некоторых чиновников в Казанском Кремле злобу и раздражение. Хотя, казалось бы, необходимо прислушаться к замечаниям, а не стараться подвергнуть аресту Раиса Сулейманова, выступающего с разоблачением и критикой ИГИЛ и радикального исламизма. Получается ведь абсурдная ситуация: за критику экстремизма человека самого признают экстремистом. Вот это нормально? В Татарстане, видимо, некоторые чиновники, которые давали местным силовикам указание, полагают, что так и нужно делать. А поскольку общественное мнение встало на мою сторону, справедливо возмутившись происходящим, то тогда была выбрана иная тактика – подвергнуть очернению и уничижению. Некоторые издания, находящиеся на подкорме у Казанского Кремля, охотно этим промышляют, даже если они позиционируют себя как независимые. И прискорбно осознавать, что в этом сейчас используют «Комсомольскую правду» - до этого мною воспринимавшуюся как серьезное и независимое издание.

Для меня один вопрос остается в этой истории непонятным: сколько заплатили за мое очернительство? Ведь много федеральных изданий принялись публиковать подобного содержания тексты про меня. Бесплатно это не могло бы выйти, тем более, когда издания до этого со мной контактировали, брали комментарии и интервью, считая мое мнение компетентным, а потом вдруг резко и стремительно стали очернять меня.

Тут без денег обойтись не могло. Вот я и спрашиваю: сколько?

Автор: Раис Сулейманов

Источник

Расовая теория ожила в Татарстане: в Казани берутся исследовать «геном татар»


На изучение «генома татар» в Казанском федеральном университете выделено 160 млн рублей. Исследовательский проект называется «Анализ экзомов этнических групп, проживающих на территории России, для определения особенностей генофонда татар в связи с их происхождением», работать над ним будет группа из 18 человек: генетиков, биологов, этнографов и историков.

Как сообщает казанская интернет-газета «Бизнес Online», возглавить этот проект согласился советник ректора Казанского федерального университета (КФУ), замдиректора московского НИИ физико-химической медицины Федерального медико-биологического агентства Вадим Говорун. При этом данное исследование получило одобрение бывшего президента Татарстана, государственного советника Минтимера Шаймиева. В процессе исследования предполагается сделать анализ ДНК у 3000 татар с тем, чтобы в итоге определить «происхождение татар» и найти «значимые этноассоциированные медицинские маркеры с целью улучшения существующих диагностических алгоритмов и оптимизации лекарственной терапии». Перевожу: ученые, а также Минтимер Шаймиев, который их поддерживает, хотят узнать, к каким болезням более склонны татары и как их лучше лечить. Еще проще, чем лечение татар должно отличаться от лечения представителей других этносов?

Когда знакомишься с подобными новостями, естественно, возникают исторические ассоциации: в истории уже, знаете, были примеры, когда в некоторых странах увлекались изучением генофонда, борясь за чистоту нации и особую медицину. Речь идет о нацистской Германии, где генетика получила развитие в виде расовой теории и евгеники. Как выясняется, в Татарстане и соседней Башкирии за последние годы идеи этногенетики также приобрели широкую популярность в узких кругах.

Так, директор Института истории Академии наук Татарстана, один из идеологов «суверенитета» Рафаэль Хакимов (как-то заявивший, что готов взять автомат для защиты прав своего народа) обвинил башкирских коллег в том, что они используют генетику для обоснования отсутствия этноса татар как такового, а все татары на самом деле являются «генетическими башкирами». При этом сам он уже в третий раз отправил образцы своей ДНК в лабораторию Хьюстона (США), так как там анализ «подешевле, и уже отработана методика». Лично у меня подобная целеустремленность и настойчивость вызывают сомнения в психической адекватности директора Хакимова, но отправлять анализы для доказания своего происхождения — его личное дело. Другое дело, когда все это приобретает республиканский размах и делается на бюджетные деньги.

Отмечу для федерального читателя: на рубеже 1990−2000-х годов в Татарстане уже звучали предложения выяснить этногенез татар, причем некоторые «этнологи» даже обнаружили останки «ископаемого татарина». Правда, первыми на территории Среднего Поволжья поселились финно-угорские народы, а предки современных татар — булгары — только в 8 веке. Таким образом, в политических спорах о том, кого считать коренным народом Татарстана, а кого нет (что так волнует национал-сепаратистов) появляется вопрос, чья эта земля? Для татарских националистов в их мировоззрении присутствует доктрина «крови и почвы»: территория Татарстана — это татарская земля, а татары — коренной народ. И если финно-угорским народам татарские националисты еще позволяют быть «коренными», то русским в этом праве категорически отказывают. Судя по одобрению исследования Минтимером Шаймиевым, теперь пришло время разобраться в вопросе «крови»: нужно научно обосновать отличия татар от других народов, в первую очередь, от русских. Помочь в этом может генетика. И если в результате выяснится, что татары генетически близки с русскими, то тогда можно будет отрапортовать, что русские произошли от татар. Это, кстати, тоже вписывается в нынешнюю идеологию правящей в Татарстане этнократии, согласно которой «российская государственность пошла из Золотой Орды».

Когда понимаешь, в какую сторону пошла научная мысль в Татарстане, то возникает несколько вопросов: например, кроме детского стремления выяснить, чем татары «генетически отличаются» от соседних народов, не планируется ли затем создание отдельных лекарств для татар, а может и особых больниц? Ведь среди целей этого «исследовательского проекта» значится выявление особой предрасположенности татар к каким-то отдельным заболеваниям, и, соответственно, будет определена их оптимальная терапия. 160 млн рублей из бюджета, пожалуй, на все не хватит, но, как известно, «мы не привыкли отступать» и «без булдырабыз» (мы сможем). Изучение генофонда можно продолжить путем массового обмера черепов татарского населения штангенциркулем. Интересно также, как быть с людьми, которые рождены в межнациональных браках, доля которых составляет до 30% в Татарстане? Будут ли генетики КФУ изучать их генофонд, и что скажет на это Минтимер Шаймиев?

Татарский вариант расовой теории Генриха Гиммлера, который сейчас на наших глазах пытаются оформить в виде «уникального проекта» в КФУ, является не только распилом бюджетных средств, но и переводит весь дискурс по национальному вопросу из сферы этнологии и политологии в биологическую плоскость. Или в эзотерическую. Хочется верить, что стратеги из Казанского кремля одумаются и осознают, что использование оккультных наук в этнополитических конструкциях неизбежно приводит к повторению опыта Третьего рейха, судьба которого должна хоть как-то отрезвить тех, кто поддерживает изучение «генофонда татар».

Источник

Химические отходы снова сливают в Чусовую

Всю неделю, с 9 ноября по 15 ноября 2015 года предприятием ЗАО "Русский хром 1915" производился сброс неочищенных вод в реку Пахотка, которая впадает в Чусовую:



Впервые на сброс химических отходов в Пахотку с ЗАО "Русский хром 1915" я обратил внимание два года назад, в связи с чем опубликовал статью "Мёртвая река". На тот момент Пахотка выглядела аналогично сегодняшнему дню:



Надо признать, что после многочисленных проверок предприятия, по моим обращениям в надзорные ведомства, в корне поменять сложившуюся экологическую ситуацию не получилось. Предприятию выгоднее платить штрафы, чем соблюдать экологические требования и внедрять новые технологии очистки. А чиновникам из областного правительства выгоднее не замечать имеющуюся проблему, ведь над её решением надо работать.

Тем не менее, нести ответственность за нарушение экологического законодательства придётся...

В Первоуральске появится могильник для радиоактивных отходов


Южный филиал ФГУП «РосРАО» (структура «Росатома») в 2016 году планирует построить в Мясниковском районе Ростовской области хранилище низкоактивных радиоактивных отходов. Однако жители окрестных территорий выступают против, а в середине октября в Интернете даже начался сбор подписей за отмену строительства. Представители «РосРАО» в четверг на пресс-конференции в Ростове заявили о том, что опасения жителей напрасны и новое хранилище не представляет никакой опасности.

Речь о строительстве нового хранилища в районе села Большие Салы начали вести еще несколько лет назад. Там с 1962 года уже хранятся отходы — в бетонных емкостях глубиной три метра. Теперь отходы радиоактивных веществ, которые используются в промышленности и медицине, планируют поднять на поверхность, «запечатать» в специальные сертифицированные контейнеры и временно хранить. Этот процесс займет период с 2018 по 2025 гг.


Как пояснил директор филиала ФГУП «РосРАО» в Южном территориальном округе Николай Мельников, после этого отходы подлежат передаче «Национальному оператору по обращению с радиоактивными отходами» — государственному учреждению, которое будет заниматься окончательным захоронением отходов. Всего на территории России будут оборудованы семь площадок для захоронения. «Первая площадка будет находиться в Первоуральске, скорее всего, туда и попадут отходы из хранилища Ростовской области», — рассказал Николай Мельников. По словам начальника управления по коммуникациям ФГУП «РосРАО» Дениса Плещенко, окончательный список площадок еще не определен, но уже известно, что в ЮФО места для захоронения отходов не рассматриваются. «Чтобы передать национальному оператору низкоактивные радиоактивные отходы, нужно привести их в соответствие с требованиями — для этого мы и должны поместить их в контейнеры, — сказал Николай Мельников. — Наша цель — цивилизованные и централизованные сбор и хранение отходов, наше предприятие не наносит никакого вреда окружающей среде и населению».

Известно, что южный филиал «РосРАО» обслуживает 215 предприятий Ростовской области, большинство из которых — больницы и стоматологические клиники.

Сдать в эксплуатацию хранилище планируют в августе 2016 года. Сейчас «РосРАО» объявило тендер на выбор организации, которая займется строительством. По словам Николая Мельникова, компания должна иметь лицензию Ростехнадзора, опыт строительства подобных объектов, а также необходимые мощности. Максимальная стоимость заказа составляет 42,7 млн рублей. Как пояснили представители «РосРАО», проект уже прошел государственную и экологическую экспертизы, со дня на день ожидается получение лицензии на строительство.

По словам Дениса Плещенко, опасение жителей не обоснованы. В частности, утверждение, что в Мясниковском районе растет количество онкологических больных, не подтверждается официальной статистикой. Кроме того, специалисты уже провели радиоэкологическое исследование. Отклонений от норм в Больших Салах не выявили.

Источник


Интересно, а кто им согласовал эту площадку для радиоактивных отходов в Первоуральске? Уж явно без чиновников городской администрации здесь не обошлось! То есть, кто то втихую всё это согласовал, надеясь, что жители города об этом узнают в последнюю очередь. Нас не посчитали нужным даже предупредить, что скоро мы будем жить на ядерных отходах!

Радиоактивные огурчики - сермяжная правда

Экономя деньги на строительстве могильников по захоронению вредных отходов промышленного производства, руководители многих российских металлургических заводов подвергают радиоактивному заражению население целых городов.

«Предлагаем к реализации шлак...» - такие объявления периодически появляются на страницах наших газет. Между тем, мало кому известно, что шлак-отходы металлургического производства излучают повышенные дозы радионуклеидов.
Радиационное гамма-излучение шлака в процессе выплавки стали — явление в металлургии обычное. И проверки дозиметрического контроля превышения нормативов по гамма-излучению выявляют постоянно. Так, при естественном радиационном фоне в 0,12 микрозивертов в час, средние показатели излучения отходов достигают 0,25 микрозивертов. Или 25 микрорентген. Налицо двукратное превышение нормы. Для захоронения радиоактивно опасных отходов в России предпочитают создавать промотвалы обычно соответствующие нормативам четвёртого класса опасности не предназначенному для захоронения шлакоотходов. По закону для таких отходов должны создаваться могильники соответствующие уже, как минимум, нормативам второго класса опасности. С соответствующим бетонированием карьера, возведением забора и организацией караула.
Но, как правило, строительство очередного промотвала, а тем паче могильника — дело для руководителей, стремящихся к безудержной наживе, по-видимому, накладное. Гораздо дешевле закрыть глаза на результаты измерений заводских лабораторий радиационного контроля, заставив подписать начальников таких лабораторий очередное «липовое» свидетельство радиационного качества. И поэтому прекрасно осведомлённое о ситуации с гамма-излучением руководство заводов, предпочитает продавать отходы населению.
Вот, к примеру, как сообщает об этом многотиражка Волжского трубного завода, цитирующая мнение одного из руководителей своего предприятия. Надо, дескать, «...снизить до минимума цену на шлак — даже, если его отдавать бесплатно, это будет экономически целесообразнее, чем строительство нового промотвала.» «Согласитесь, - комментирует далее корреспондент многотиражки, - В это есть, как говорят, «сермяжная правда». Уж лучше действительно вывозить шлак на строительство дорог, он, во всяком случае, не будет занимать территории, за которые завод платит деньги. Наверное, многие садоводческие общества, к примеру, воспользовались бы возможностью засыпать свои грунтовки шлаком. На бетон-то или асфальт у них средства вряд ли когда появятся...»
Стало быть, огурчики и помидоры, выращиваемые на дачных участках россиян уже давно попахивают радиацией. Кстати, на металлургических комбинатах идёт также и активная реализация отработанного шамотного кирпича от регулярно разбираемых после каждой плавки сталеплавильных печей. Кирпич, которые, естественно, тоже «светит», активно используется населением при строительстве гаражей, а также гаражных погребов в которых, как известно, хранятся картошка и соленья. Какие могут быть последствия от употребления таких продуктов, объяснять не надо.
Судя по многочисленным победным реляциям выдаваемым правительством «Единой России», мы в показателях прироста темпов производства впереди планеты всей. Похоже, что в производстве даунов и двухголовых детей «Единая Россия» в ближайшее время также займёт своё достойное место. Вот это и явится по-настоящему «сермяжной правдой» нашей компрадорской буржуазии.

Автор : Андрей Печёнкин

Источник



P.S. : данная статья, в свете последних событий, касается каждого жителя города.