Category: образование

promo varnac august 31, 11:44 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Михайловский завод. У нас происходят почти ежедневныя буйства вроде стеклобитий, мордобитий и т. п. Особенно замечательна в этом отношении ночь на 28 Сентября. В эту ночь были выбиты стекла в домах, занимаемых квартирами заводскаго управителя Гуляева, мироваго судьи, земскаго…

Советский опыт преследования инакомыслящих. Надо ли повторять?

Прочитал сегодня три интервью Александра Огородникова, опубликованные на Православие.ру (если кому интересно «У меня была идеальная советская биография», «Отец Иоанн принимал меня так, что я плакал как ребёнок», «На допросе в КГБ я ощутимо понял: СССР идёт к концу» ).

Очень близкой и знакомой мне показалась атмосфера СССР, особенно описанная в третьем интервью. Знакомой атмосфера СССР показалась, поскольку даже сейчас, когда СССР нет уже около тридцати лет, преследования инакомыслящих продолжаются в лучших советских традициях: исключения из университетов — моего друга, студента исторического факультета сотрудники силовых структур требовали отчислить, как разделяющего экстремистские убеждения; фактическая невозможность сделать карьеру — никто тебе не даст работать в соответствии с образованием, полученным в ВУЗе, разве только доверят работать слесарем на заводе, да и то будут приглядывать за тобой, а при попытке сменить место работы, непременно известят твоего потенциального работодателя о нежелательности твоего трудоустройства.

Стоит отметить, что преследование инакомыслящих, сомневающихся в официальной идеологии не принесло пользы советскому государству... Нужно ли в современной России повторять советский опыт?

Об учебниках по татарскому языку


C 1992 года татарский язык стал официально государственным языком в Татарстане. С этого времени его в обязательном порядке стали преподавать во всех школах Татарстана. Русские Татарстана тогда согласились на это (впрочем, их мнения никто не спрашивал), полагая, что придание государственного статуса татарскому языку наравне с русским исходит из идеи равноправия. И русские дети стали в школах в обязательном порядке изучать татарский язык. Мы сейчас опустим тот факт, что преподавание татарского языка делалось это в ущерб предмету русского языка: часть часов, выделяемых на русский язык в школьном расписании, отдавались под обучение татарскому языку. Я предлагаю сейчас не об этом поговорить, а о том, почему этот эксперимент по принудительному двуязычию провалился в Татарстане, и именно коснуться важного аспекта - учебников татарского языка.

Если власти Татарстана решили русских обучать татарскому языку, то нужно написать качественные и хорошие учебники татарского языка. За четверть века татарскими филологами было написано множество учебников татарского языка, но все они оказались совершенно некачественными: по ним невозможно выучить татарский язык. Это могут подтвердить и выпускники школ, и родители нынешних русских школьников, которые не могут сделать домашние задания. Сама практика жизни показывает, что после окончания учебы в школе русские дети в Татарстане могут знать от силы несколько десятков слов и устойчивых выражений на татарском языке - таков результат обучения за 11 лет.

Существуют разные методики преподавания языков, но татарские филологи исходили из того, что хоть для русских детей татарский язык неродной, но все же они его знают на уровне обрусевших татар.

Однако есть один автор учебника татарского языка, который исходил из принципа, что татарский язык для русских равносилен иностранному, поэтому обучать татарскому языку русских нужно также, как если бы обучали английскому или немецкому, т.е. как иностранному языку. Автором такого учебника и такой методики обучения был доцент Игорь Львович Литвинов, работавший заведующим кафедрой иностранных языков Казанского ветеринарного института. Он понял ошибку татарских филологов, которые писали учебники для русских детей, и решил это исправить. Будучи сам преподавателем английского языка, он написал свой учебник татарского языка, который составил по методике обучения английскому (иностранному) языку. И опробовал его на своей внучке: и действительно, она научилась говорить и понимать по-татарски.

Учебник Игоря Литвинова был издан в 1994 году, потом переиздан в 1998 году, однако массово не был внедрен в школы Татарстана. В чем же причина того, что такое новаторство было отклонено? Ответ следующий: Литвинов был еврей. Самолюбие татарских филологов было задето: дескать, как это так, чтобы еврей учил татарскому языку, писал учебники, такое не годится, и мы, мол, этого не допустим. Возымело вверх обыкновенное этническое чванство и скрытый антисемитизм. Мне один раз приходилось слышать именно такой отзыв: на мой вопрос "Отчего не использовать учебник Литвинова для русских детей?" прозвучал совершенно нелепый ответ "А что мы, татары, хуже еврея обучаем татарскому языку". Попахивает какой-то завистью. Я же это называю этническим чванством.

В итоге учебник Игоря Литвинова как новаторская попытка обучить русских детей татарскому языку так и осталась нереализованной. Обучают в школах по учебникам татарских филологов: за четверть века они так и не смогли написать нормальный учебник, чтобы по нему можно было русскому ребенку выучить татарский язык. И я полагаю, если татарская филологическая школа не смогла родить за четверть века нормального учебника татарского языка, так и вряд ли его родит в ближайшие годы. А русские дети и их родители как мучаются с учебниками татарского языка, написанные татарскими филологами, так и продолжают мучиться. Все это очень грустно.

Раис Сулейманов

В школах Первоуральска поборы с родителей продолжаются!


После скандала из-за незаконного сбора финансовых средств в школе № 2, до вымогателей-учителей, казалось бы должно было дойти, что это кончается плохо. Но, нашлись упоротые, которые руководствуются принципом "брали и будем брать". На этот раз в поборах засветилась школа № 1. Материал об этом разместила газета "Городские вести":

Родителей, чьи дети уже учатся в школе, трудно удивить сбором средств на рабочие тетради, чистку кулера, бытовую химию, жалюзи в классный кабинет. И каждый раз на родительском собрании люди покорно исполняют просьбу учителя и выкладывают немалые суммы. Анастасия Лисютина, мама второклассника, тоже была не против помочь родной школе, пока суммы не стали непомерными. Подробности — в материале «Городских вестей».

Выделите деньги

Негодование захлестнуло молодую маму, когда сын-второклассник принес в дневнике записку о том, что родителям необходимо пополнить фонд класса на 2000 рублей. В эту сумму входят чистка кулера, бумага для принтера, новые раковина и смеситель, чистая вода, средства гигиены, одноразовые стаканы, подарки одноклассникам-именинникам на новый год.

— Я готова платить, даже могу понять, что обслуживать кулер родители должны за свой счет, — говорит Анастасия, — но устанавливать раковину в школе, которой выделили денег на ремонт, я не считаю нужным. В прошлом году нам сказали скидываться на пластиковые окна для малого спортивного зала. Когда мы задали вполне резонный вопрос — почему это должны оплачивать родители, нам сказали, что в зале — холодно, как будто до того, как наши дети пошли в школу, там было тепло.

Несмотря на то, что к 1 сентября родителям пообещали «новую», отремонтированную школу, Анастасия считает, что в здании, кроме фасада, ничего не изменилось.

— Захожу в школу, грязь не смыта даже. Дети две недели по субботам не учились, потому что в коридорах красят, окна еще монтируют, — негодует Анастасия. — Дети даже не успели начать учиться, уже — «выделите деньги». Причем, в нашем кабинете учится два класса. Собирают со всех. В каждом классе — по 25 человек. Арифметика-то совсем несложная — 100 тысяч рублей получается. Там что за раковина-то будет стоять?

Устала платить

В прошлом году, говорит Лисютина, ситуация была ровно такая же.
— Каждую четверть мы на что-нибудь, да сдаем деньги — на линолеум, например. Я ничего не говорю, на учебники я согласна скинуться, потому что, как нам объяснили, «Программа 2100» новая, мы должны сами покупать материалы. Мы сдали по полторы тысячи на рабочие тетради, учитель сказала, что и этого не хватило — 700 рублей доплачивали. Я сходила в книжный магазин, посмотрела, сколько стоят эти тетради — даже с торговой накруткой, по розничной цене — полторы тысячи бы с головой хватило. Когда я спросила, почему родители должны это все оплачивать, мне ответили, что школа — на самообеспечении. Почему тогда она называется МОУ — муниципальное образовательное учреждение?
Как утверждает Анастасия, она не один раз пыталась поговорить с родителями одноклассников своего сына.

— За дверями кабинета все соглашаются со мной, говорят, что тоже не хотят платить, но в классе голос подать боятся, опасаются, что, если откажутся платить, к ребенку будет «особое» отношение. Я зарабатываю совсем немного, ращу ребенка без отца. Я просто устала за все это платить. Я разговаривала по этому поводу с учителем, именно она мне и сказала, что школа — на самообеспечении. С директором не встречалась. Были разговоры, что кто-то из родителей ходил к директору, но отговорка одна — родной школе принято помогать.

Анастасия Лисютина считает, что платить за установку раковины и смесителя она не должна. Как не должен этого ни один родитель.

— Мы и так оплачиваем практически все. Отдел образования знает о подобных прецедентах, даже обещали принять меры. Но факт остается фактом — мы платим. Нам объясняют, что эта сумма — на весь год. Но это неправда — мы каждую четверть за что-нибудь, да доплачиваем. В прошлом году купили рабочие тетради, так они даже не пригодились. Учитель потом предложила их обратно вернуть, только мне-то они зачем? Отчеты нам предоставляют только за чистку кулера и чистую воду. За все остальное — не считают нужным, видимо.

P.S.: Радует, что родители перестали молчать и воспринимать поборы, а вернее вымогательство, как должное. Для тех учителей, директоров школ, у кого отбило нюх, будет проведена прокурорская проверка.